Egglee (belfenos) wrote,
Egglee
belfenos

Categories:

Пол страны сидит, пол страны стережет

Двигался один по проспекту Ленина в направлении вокзала со стороны дома Коммуны. Впереди, с обеих сторон, стояла группа ОМОН, с противоположной стороны улицы двигалась многочисленная группа людей. Я шел немного впереди группы, перешел дорогу по ул. Красноармейская, подошел к магазину «Я и Ты», где группа ОМОНовцев преградила путь. На вопрос «Можно ли пройти?» получил отказ. Я начал разворачиваться и уходить, как в этот момент подбежал мужчина в белой рубашке, он крикнул: «Задержите, он снимал на фото, в отделение и по полной программе, пусть посидит пару суток». Меня в тот же момент схватили два бойца за руки и отволокли в помещение магазина «Я и Ты», внутри находился продавец и еще кто-то из персонала. До задержания на улице еще кто-то стоял и видел как все происходило. В помещении магазина я пребывал около 10 минут, в это время мы спокойно стояли, один из сотрудников ОМОН в суде давал показания, фамилия его - Горбачев А. В то же время Незнаев С.В., непосредственно который писал рапорт о моих действиях, мне был не знаком. С Горбачевым был еще один сотрудник, фамилия которого мне не известна. С моей стороны никаких противоправных действий не было совершено: не кричал, не ругался нецензурно, не махал руками. Я просто спокойно стоял.

Фото с 29 июня. Гомель, центральная площаль имени Ленина





Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что сотрудники превысили полномочия, сфабриковав обвинение против меня. Свои показания они подтвердили в суде, не смотря на то, что говорили ложь, без боязни брать ответственность за лжесвидетельство, которая им грозит за это.

Я был доставлен в ЖОВД в сопровождении Горбачева А. и его напарника, в автомобиле белого цвета. В отделении меня обыскали при понятых Царикевич В.А. (Ефремова 22/9) и Гайдук Н.В. (Космонавтов 34/53) мои права и обязанности не были объяснены, лишь после того, как мне дали прочитать протокол №0052581 об административном правонарушении, дали брошюру в которой говорилось о правах (вы можете молчать, иметь право на адвоката (такая возможность не была предоставлена), на звонок (данное право, не смотря на неоднократные просьбы, было не учтено).

После обыска направили за решетку, после подвергли процедуре дактилоскопирования, сделали две фотографии (фас и профиль). Ближе к 23:00 меня и еще двоих, как потом выяснилось, задержанных по схожему сценарию, направили в изолятор временного содержания на ул. Борисенко (Центролит). Ехали в автомобиле вчетвером на заднем сидении в наручниках.

В ИВС нас осмотрели, сделали опись вещей повторно. После осмотра меня отправили в ГОКБ, так как предъявил жалобы на одышку, сухой кашель, сердцебиение. Врач, проводивший осмотр, измерял давление и послушал. Кардиограмму и рентген грудной клетки не делал. Дали таблетку под язык (видимо метопролол), после чего снова увезли в изолятор. Поместили в камеру, в которой находилось по меньшей мере 7-8 человек.

Отнеслись все добродушно. Выделили центральное место, спал очень плохо, внутри было дико душно и накурено. Мучил кашель. До самого утра дожил, угостили так называемым чаем немного подсахаренным. Здесь уже ощущались все прелести лишения свободы. Нервы были на пределе и беспокоила безнаказанность, беспредел со стороны сотрудников ОМОН, которые сфабриковали обвинение. Держался как мог, было очень сложно. Воспоминания о Беаре давали силы. Утро наступило достаточно быстро и меня повезли в ЖОВД, где за решеткой просидел около 2-ух часов, а после в СУД.

По дороге встретились с двумя парнями и девушкой, которые присутствовали на заседании (или журналисты или правозащитники). Мои данные они записали. Надеялся на поддержку, содействие и понимание. До этой поры с кем-то из родственников не удалось пообщаться, просил позвонить брату вечером в ЖОВД.

Когда узнал, что вынесли приговор на 7 суток, а ребятам на 6 - эмоций уже не было. Одни сутки пребывания здесь очень сложны. Воду пил из под крана, ел обед и ужин (терпимо, когда есть хочется) и никогда бы не думал, что попаду в такой отель.

Меня разместили на этот раз одного, сразу дали матрас и белье в камере 5 на 2 метра. Погода способствовала, ни жарко, ни холодно. Не знал чем себя занять: нет возможности ни почитать, не послушать музыку, не заняться своим привычным делом. Нет туалетной бумаги, нет зубной щетки, нет очков. Машина стоит посреди города, документы все в сумке и как я пытался передать их родственникам, ничего не получалось. Прикасаться к вещам было нельзя. Уже после освобождения выяснилось, что снимки на мобильном телефоне были стерты.

С собой в камеру взял только расческу и ручку с бумагой. Выпил анальгин и таблетку от аллергии. Вроде поспал. Я только сейчас начал вспоминать, что в больнице у меня был человек на кардиоверсию с нарушением ритма, ждал моего дежурства и, видимо, не дождался.





И текст


ПОСТАНОВЛЕНИЕ
О наложении административного взыскания

30 июня 2011 года город Гомель

Судья суда Железнодорожного района г. Гомеля Паремский Ярослав Игоревич, рассмотрев дело об административном правонарушении, поступившее из ОВД администрации железнодорожного района г. Гомеля в отношении Лопанова Евгения Александровича, 2 августа 1981 года рождения, уроженца г. Гомеля, проживающего в г. Гомеле, ул. Богданова, 7-140, работающего в Добрушской ЦРБ заведующим отделения реанимации, не состоящего в браке, со слов ранее не судимого, неоднократно привлекавшегося к административной ответственности (в течении 2009 – 2011 года 6 раз), по обвинению в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 17.1 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях.

Суд установил: Лопанов совершил мелкое хулиганство при следующих обстоятельствах.
29 июня 2011 года примерно в 20 часов 05 минут, находясь около д. 51 по проспекту Ленина в г. Гомеле громко кричал, выражался нецензурной бранью, размахивал руками, чем нарушил общественный порядок и проявил явное неуважение к обществу.

Лопанов, согласившись дать показания по существу предъявленного ему обвинения и, опрошенный в судебном заседании в качестве лица, в отношении которого ведется административный процесс, вину не признал, отрицая хулиганские действия, однако самого факта нахождения в указанном месте не оспаривал.

Несмотря на непризнание им вины, она подтверждается протоколом об административном правонарушении № 0052581, рапортом Незнаева С.В., протоколом административного задержания, показаниями допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей работника милиции Незнаева С.В., непосредственно задержавшего Лопанова и Горбачева А.А., который был свидетелем совершения Лопановым хулиганских действий. Приведенные доказательства последовательны, друг другу не противоречат, взаимно дополняют друг друга. О вызове иных свидетелей в суд Лопанов не ходатайствовал. Учитывая изложенное, судья считает, что им исследованы исчерпывающие доказательства по настоящему делу.

Анализируя и оценивая показания Лопанова в судебном заседании в совокупности с другими доказательствами, судья пришел к выводу, что они не заслуживают доверия, поскольку, совпадая во многих деталях зарождения и развития конфликтной ситуации, противоречат показаниям свидетелей и другим исследованным доказательствам. При этом противоречия между показаниями Лопанова и свидетелей в части, судья относит к избранной им форме защиты, направленной на избежание ответственности за совершенное.

Кроме того, показания работника милиции, допрашиваемого в качестве свидетеля по делу о правонарушении, имеют равную с показаниями других лиц доказательственную силу и не могут немотивированно опровергаться судом. Оснований не доверять показаниям вышеуказанного работника милиции судья не имеет.

Принимая во внимание, что Лопановым совершены действия на почве неуважения к обществу, своей целью преследовали нарушение общественного порядка, удовлетворение индивидуалистичпских потребностей самоутверждения путем игнорирования достоинства других людей. Судья приходит к выводу, что его действия являются мелким хулиганством, подлежат квалификации по ст. 17.1 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях.

Избирая вид и размер взыскания, судья учитывает характер и вредные последствия совершенного административного правонарушения, обстоятельства его совершения, личность физического лица, совершившего правонарушение, а именно, что Лопановым совершено правонарушение, которое посягает на установленный общественный порядок, противоправные действия были продолжены им и после требования уполномоченных лиц прекратить их, ранее он неоднократно привлекался к административной ответственности, считая невозможным для достижения целей наложения административного взыскания применения мер наказания, не связанных с административным арестом. Со слов Лопанова препятствий к назначению данного вида взыскания, предусмотренного ч. 2 ст. 6.7 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях не имеет.

В срок отбытия ареста зачесть время административного задержания, исчисляемого согласно ч. 3 ст. 8.4 Процессуального-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях с момента фактического задержания, то есть 20 часов 05 минут 29 июня 2011 года до рассмотрения дела в суде – 12 часов 05 минут 30 июня 2011 года.

Согласно ч. 2 ст. 11.12 и ст. 18.1 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях настоящее постановление подлежит немедленному исполнению органами внутренних дел.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 11.9 и 11.10 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, - постановил: признать Лопанова Евгения Александровича виновным в совершении правонарушения, предусмотренного статьей 17.1 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (мелкое хулиганство) и подвергнуть его административному взысканию в виде ареста на 7 (семь) суток.

Срок отбытия взыскания исчислять с 12 часов 06 минут 30 июня 2011 года, в срок ареста зачесть время административного задержания – 20 часов 05 минут 29 июня 2011 года до рассмотрения дела в суде – 12 часов 05 минут 30 июня 2011 года.

Настоящее постановление в исполнение привести немедленно, возложив на ИВС УВД Гомельского облисполкома, далее неразборчиво

Судья Я.И. Паремский


ps
Все фотографии, которые у меня были на мобильном телефоне были удалены сотрудниками милиции, но ничего, я их незадолго до этого на флешку записал. Еще долго посматривали диск, который лежал в моей сумке с фотографиями из Испании, он весь такой потертый стал, что его не узнать стало просто. А я его только записал в этот же день. Посмотрели хоть какие должны быть в нормальной стране дороги и бордюры.

Слова Калинкиной
"Во всем мире, у всех народов принято, чтобы главный удар принимали отцы. Так правильно. Это нормальное свойство человека - стремится защищать своих детей, родственников, оградить их от неприятностей., принять удар на себя. Но белорусы настолько осторожные, что наши дети уже не могут терпеть этого. У нас хорошие дети. они с принципами. Они со своими собственным достоинством, мнением. А мы?? Мы очень умные, когда ругаемся с продавцами, в магазине из-за высоких цен. Или споря с телевизором, потому что уже невозможно спокойно смотреть эти сказки про счастливую жизнь. А вот выйти на улицу и помолчать большинству страшно".

В камере был один 4-ро суток. Быть одному морально сложно, но для здоровья это лучше, чисто и аккуратно в отличии от задымленной вонючей хаты с 7 арестантами. Пытался отправить письмо родителям и позвонить, передать права родителям (писал заявление на имя начальника и личная встреча по моей же просьбе), попытка не удалась. Под предлогом было отказано от звонка, письмо не было отправлено, документы тоже не были переданы родителям. Оценив обстановку дальнейшие попытки сдвинуть что-то с места прекращены. После 4 суток ко мне подселили мужчину 58 года рождения, случилось это уже вечером 3 июля, это был задержанный все по той же причиние, мужчине дали 15 суток. Одни сутки в маленькой камере мы провели вместе, потом нас переселили в более просторную, но более загаженную хату. Там мы навели порядок и в предпоследний день к нам подселили 3-их жителей удаленных мест Беларуси, люди они простые, выражались и не стыдились выражений в адрес кого угодно. Перегар и похмельный синдром на лицо. Как выяснилось их арест запланирован. В течении длительного срока они получают наказания и собирают постановления, после того как накопится достаточное их количество их собирают в один автобус и везут в "санаторий" на отдых. Один товарищ насобирал 10, другой 16, третий 8 суток. Самым ярким впечатлением в жизни у них осталась армия. Они не любят власть и не знают что происходит на улицах города. Презирают милицию и в двух словах говорят о них как о людях, которые держаться за свои места, потому что больше не умеют ничего делать. Объяснить все это у них получается в трех матерных словах, доходчиво и просто. К сотрудникам изолятора временного содержания у меня нету никаких претензий. В целом хотелось конечно более человеческого отношения, ведь сидят же люди и как оказалось еще умеющие глубоко и быстро мыслить используя нецензурные слова.


Что вы е*лом щёлкаете?
Милиционеры забыли выключить камеру, когда отняли ее у журналистки "Свободы" Галины Абакунчик. На аудио слышно, как координируют хапун, как милицейское начальство натравливает людей в штатском на участников акции, как милиционеры спорят, что делать с отобранной камерой.

http://www.youtube.com/watch?v=bvCmI02GHdA&feature=player_embedded

Извините про сартир не написал...

Что вы еще можете сделать, просто сходить к ИВС на Борисенко и передать что-нибудь для человека Паплавного Анатолия, который 15 суток там пребывает, можно купить просто газету или открытку, да что угодно ... очень приятно когда тебя поддерживают.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments